вы здесь : Персона Лицо недели "ЩЕЛКУНЧИК - ГЛАВНАЯ НОВОГОДНЯЯ ТРАДИЦИЯ"

"ЩЕЛКУНЧИК - ГЛАВНАЯ НОВОГОДНЯЯ ТРАДИЦИЯ"

1Есть много бытовых вещей, увековеченных в истории, но далеко не всем им выпала честь стать культовыми. А вот приспособлению для колки орехов повезло. «Щелкунчик» — одна из самых красивых рождественских историй, и каждый год 31 декабря эта сказка заставляет замирать сердца взрослых и детей, пришедших в канун Нового года в Большой театр.

Приключения сказки

«Щелкунчик и Мышиный король» по жанровому определению является сказкой, а сказки ведь пишут только для детей — так одно из сложнейших произведений немецкого романтизма оказалось на полке с пометкой «Детская литература». Кстати, та же судьба постигла и «Крошку Цахеса», и «Житейские воззрения кота Мурра», поэтому Эрнст Теодор Амадей Гофман считается признанным сказочником и детским писателем. А ведь этот увлеченный пассионарий, днем работавший секретарем апелляционного суда, а ночи проводивший в винном погребке за созданием очередного произведения (чем и сгубивший себя к 46 годам), писал совсем не детские книжки, и даже оригинальный «Щелкунчик» самых маленьких скорее напугает, чем развлечет. Своей популярностью история об орехоколе обязана другому мастеру художественного слова: в 1844 году, через 28 лет после первой публикации книги, Александр Дюма-отец по своей привычке позаимствовал чужой сложный сюжет и переработал его в приятное воскресное чтиво.
Но, вполне возможно, сама по себе сказка и не стала бы такой популярной, не напиши к ней музыку Петр Ильич Чайковский. Балеты Чайковского на мировой сцене занимают особое место, и Щелкунчик, пожалуй, самый известный из них. В основу либретто лег сюжет Дюма-отца, да и тот пришлось изрядно сократить, чтобы он уместился в трехчасовое представление. Так, например, исчезла историяn0201104 о том, как принц превратился в щипцы для колки орехов. Переработкой литературного первоисточника занимался легендарный театральный и балетный деятель Мариус Петипа. Предыдущая совместная работа Петипа и Чайковского — балет «Спящая красавица» имел огромный успех, и поэтому, когда директор Императорских театров Иван Всеволожский заказал композитору оперу и балет для одного из концертов, Петипа и Чайковский решили объединить свои силы вновь. Премьера балета состоялась 18 декабря 1892 года в Мариинском театре в Петербурге, и состав солистов был поистине звездным. В главной роли был Сергей Легат, выдающийся танцовщик и представитель знаменитой театральной династии. Необычно было то, что роли маленьких Мари и Фрица поручили не артистам труппы, а именно детям, учащимся Императорского балетного училища, — Станиславе Белинской и Василию Стуколкину. В разных вариантах девочку зовут по-разному: то Клара, то Мари, а в 30-х годах ХХ века в России она и вовсе стала Машей. Балет был принят неоднозначно: кто-то был в восторге и пять раз вызывал Антониетту Дель-Эра — Фею Драже — на бис, другие сочли хореографию невразумительной и довольно-таки любительской. Как бы там ни было, балет прочно вошел в репертуар и стал одной из лучших театральных традиций не только России, но и всего мира.
В Большом театре спектакль «прописался» с 1919 года. Главным художником спектакля был Константин Коровин, и в его концепции сцена предстала в виде огромного сервированного стола с кофейным сервизом, из которого и выходили танцоры. Другая постановка, ставшая классической, принадлежит Василию Вайнонену, именно она знакома зрителю с 30-х годов. А в 1966-м появилась постановка Юрия Григоровича с Владимиром Васильевым в главной роли.

Вечный Щелкунчик

На протяжении уже почти двадцати лет главным российским Щелкунчиком является Николай Цискаридзе. Его «карьера» в этом спектакле началась не с главной роли, а с Французской куклы, только спустя некоторое время он «дорос» до 24155Щелкунчика-принца. Этот спектакль сразу стал для него особенным. Не только потому, что легендарный балет в легендарном театре — уже само по себе событие, но еще и потому, что 31 декабря у Цискаридзе день рождения, и за столько лет стало уже доброй традицией отмечать его на сцене в роли Щелкунчика. Сам Цискаридзе как-то сказал, что этот балет для него особенно дорог. Потому что для зрителей это праздник, у всех новогоднее настроение и все ждут чуда. А у него самого праздник в кубе — и Новый год, и день рождения, и еще участие в любимом деле. Народный артист Цискаридзе не без грусти говорит, что ему очень важно в этот день быть на сцене, потому что день рождения — грустный праздник, и чем старше становится человек, тем больше поводов грустить в этот день. Да и Новый год — праздник не слишком веселый: жизнь стала короче еще на один год, все что-то или кого-то потеряли, завершился еще один цикл…
И только на сцене артист всегда молод, окружен вниманием и любовью, и поэтому третий праздник — участие в любимом деле — становится лучшим подарком. Ходят слухи, что в этом году Цискаридзе появится на сцене в роли Щелкунчика в последний раз. Но даже если они окажутся правдой, с Щелкунчиком Цискаридзе не расстанется. В детском музыкальном театре Натальи Сац он выступает в новой для себя роли: не танцует, а ставит балет. И признается, что очень волнуется, потому что для детей делать спектакль сложнее, чем для взрослых: «Многие дети впервые встретятся с искусством здесь. Хотелось бы, чтобы они испытали то же чувство, что и я в три года, когда впервые попал на балет», — говорит он. Помогает Цискаридзе художник Эрнст Гейдебрехт, который специально прилетел из Германии, чтобы принять участие в постановке спектакля.

Один герой разных историй

Не только на театральной сцене блистает Щелкунчик. Он еще и герой нескольких мульт-фильмов23423, первый из которых вышел еще в 1973 году. Его авторы получили за свое творение первую премию на Международном фестивале детских и юношеских фильмов в Испании. Режиссер мультфильма — Борис Степанцев, которого большинство знают как автора мультиков про Карлсона. Музыка Чайковского, конечно, была использована и в этом мульт- фильме, но не только из собственно балета «Щелкунчик», а еще и из других балетов — «Спящей красавицы» и «Лебединого озера». В 2004 году режиссер Татьяна Ильина сняла полнометражный мульт-фильм с тем же сюжетом и той же музыкой. В озвучке мультика приняли участие многие звезды. Щелкунчика озвучивал Евгений Миронов, Машу — Марина Александрова, Дроссельмейера — Георгий Тараторкин, Мышиного короля — Ефим Шифрин. Действие перенесено в Санкт Петербург, и Татьяна Ильина потратила немало времени, чтобы найти подходящие для сказки места. Облазив с фотоаппаратом самые красивые места Северной столицы, она не раз попадала в неловкие ситуации: то чуть не вывалилась из ложи в Мариинском театре, то оказалась на льду реки между двумя полицейскими, которые были весьма заинтересованы таким «правонарушением».
Немало шума наделал и «Щелкунчик» Андрея Кончаловского, вышедший на экраны в прошлом году. В этом международном кинопроекте с бюджетом в $90 млн режиссер предложил свою версию событий: мыши превратились в фильме в крыс и стали олицетворением фашизма, а Щелкунчик, соответственно, — антифашистом и борцом за мир и справедливость. Куклу Щелкунчика оживили благодаря невероятным возможностям компьютерной графики и профессионализму кукловодов, а на то, чтобы перевести фильм в модный формат 3D, было потрачено аж $11 млн. Без музыки Чайковского здесь, разумеется, тоже не обошлось, но авторы ее «усовершенствовали». Специально для тех, кому музыка не очень нравится, на нее положили слова, которые написал Тим Райс, автор знаменитой рок-оперы «Иисус Христос — суперзвезда». Но несмотря на все приложенные усилия и потраченные деньги, фильм не имел большого успеха в прокате, хотя сама история Гофмана от этого хуже не стала.
1318511009В сказке Гофмана много скрытых подтекстов и философских идей, в ней можно искать особенности романтического двоемирия, обсуждать проблемы автора-демиурга, защищать по ней кандидатские и выступать с лекциями. Но писал Гофман ведь не для ученых-литературоведов, а для обывателей, поэтому лежащие на поверхности идеи не менее важны, чем многомудрые выводы. Например, о том, что зло имеет острые зубы в буквальном смысле и пытается перекроить весь мир под себя, и только любовь, терпение и вера в добро способны переломить ситуацию. И еще о том, что за непривлекательной наружностью нужно уметь разглядеть золотое сердце, а заодно и проверить себя: что важнее для каждого из нас — яркая обертка или глубокое содержание? Щелкунчик некрасив, на фоне ярких подарков он не может сразу броситься в глаза; сказочник хочет посмотреть, добрые ли у детей сердца, смогут ли они полюбить маленького уродца. И на каждом спектакле, в каждой постановке уже многие поколения детей влюбляются в Щелкунчика заново, так же, как и их родители. И будут влюбляться до тех пор, пока верят в то, что чудеса все-таки случаются, если очень-очень этого захотеть.

Анита Рацер